Авто-новости

Женское дело

В России это событие могло пройти незамеченным по целому ряду причин (надо сказать, вполне уважительных), а вот западная автоспортивная тусовка всколохнулась. Дело в том, что в американском чемпионате Indycar появилась первая женщина, работающая в должности гоночного инженера. И не просто женщина, а Лина Гейд. Объясняем, чем она так крута и почему это имя стоит знать.

Список профессий, которые принято считать чисто мужскими, довольно обширен даже в наш век побеждающего феминизма. Но чем дальше, тем меньше в нем остается пунктов, напротив которых нет исключений в виде женских имен. Чтобы не выходить за рамки мира автогонок, вспомним и пилотесс (Мишель Мутон, Даника Патрик), и руководительниц команд (Клэр Уильямс, Мониша Кальтенборн), и, например, гоночного стратега Sauber – молодую британку Рут Баскомб. Но работа Лины Гейд выделяется даже на этом фоне.

Потому что гоночный инженер – это не просто голос в наушниках пилота и единственная ниточка, связывающая его с командой. Это человек, от которого по сути зависит вообще все, что происходит с машиной во время гоночного уикенда. Настройки, выбор шин и тактики, руководство бригадой механиков, отслеживание телеметрии, принятие ключевых решений – в конечном итоге ответственность лежит именно на нем. А в случае Лины Гейд – на ней.

Британка индийского происхождения влюбилась в гонки еще ребенком: Формула-1 оказалась для 12-летней девочки интереснее кукол, а ее кумирами вместо певцов и актеров стали Айртон Сенна и Найджел Мэнселл. Причем привлекали Лину не гламур и роскошь «Большого цирка», а именно сами машины и то, как в них все работает. Примерно тогда же она решила, что хочет стать инженером.

Степень магистра технических наук в аэрокосмической отрасли, шесть лет работы в дорожном подразделении Jaguar, бесконечные рассылки резюме командам Формулы-1 и такие же бесконечные отказы, подработка механиком, а позже аналитиком в младших «формулах» и кузовных гонках (иногда за собственный счет) – и наконец Гейд получает работу младшего инженера в Audi. В первый же год она прикладывает руку к чемпионству Алана Макниша в серии ALMS, а впоследствии вырастает до главного инженера одного из экипажей Audi в Чемпионате мира по гонкам на выносливость.

В 2011 году имя Лины узнал весь гоночный мир. В начале «24 часов Ле-Мана» две из трех машин Audi попадают в серьезные аварии, и в строю остается только экипаж Трелуэ-Лоттерер-Фасслер, которым руководит как раз Гейд. Как вспоминает сама британка, прессинг был чудовищным: к работе подключились гоночные бригады двух остальных машин, и на протяжении почти суток ей пришлось командовать несколькими десятками мужчин, не имея права на ошибку. Благодаря рискованной, но эффективной тактике Audi выиграла тот марафон с крошечным преимуществом в 14 секунд над преследователями из Peugeot, а сама Лина стала первой женщиной-инженером, победившей в Ле-Мане.

Ее экипаж становился лучшим еще дважды, в 2012-м и 2014-м, а Международная автомобильная федерация назвала ее человеком года в чемпионате WEC. Примечательно, что официальное название этой награды – Man of the Year.

После закрытия программы Audi в гонках на выносливость Гейд перешла в спортивное подразделение Bentley, а теперь приняла приглашение из-за океана. В грядущем сезоне ей предстоит отвечать за машину канадца Джеймса Хинчклиффа, выступающего за команду Schmidt Peterson Motorsport – ту самую, в которой совсем недавно гонялся наш Михаил Алешин.

Для Лины это совершенно новый опыт – и в том, что касается самой техники, и в специфике «овальных» гонок. Но если и здесь она добьется успеха, мечта рано или поздно попасть в Формулу-1 станет еще ближе. Скажете, невозможно? Так ведь и женщину-инженера в гонках недавно мало кто себе представлял. \m

Иллюстрации: Audi

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − шесть =